e_milutin

Categories:

Как рассказать историю? Фабула «Земли кочевников»

Каждый человек живет так, как если бы он рассказывал свою жизнь.

«Это связано с тем, что иного способа восприятия прожитого не существует, кроме как в форме автобиографии. Однако, такая коммуникация должна быть понятна и приятна в социальном смысле. Т. е. другие люди не должны противиться такому рассказу…»

Нет ничего удивительного в том, что человечество, которое многие тысячелетия выслушивает и пересказывает истории жизни, выработало определенные схемы таких рассказов.

Стремление каждого рассказчика быть понятым приводит к тому, что каждый из нас использует в своих историях фабулу, сюжет и жанр.

Сегодня я предлагаю рассмотреть фабулу. Неопытный рассказчик хватается за чужие сюжеты, но рассказ, лишенный фабулы, или использующий незнакомую аудитории фабулу, кажется лишенным смысла.

Или же аудитория пытается втиснуть такую историю в рамки какой-то знакомой фабулы.

Так это произошло с лучшим фильмом последнего года по версии американской киноакадемии «Земля кочевников». Часть аудитории, которая его не смотрела, решила, что это остросоциальное кино. Тогда как немногие пока в России зрители этой картины не поняли, почему этот фильм получил столь высокую награду.

Это не проблема картины, а проблема нашего ее восприятия, так как мы не знакомы с этой фабулой (мы не в теме). Американским киноакадемикам, напротив, фабула (тема) рассказа оказалась понятной.

Из русской и мировой (классической европейской) литературы мы знакомы с фабулами двух типов:

1. Рассказ о судьбе любого человека.

Например, в волшебной сказке ее Герои живут сначала вместе с родителями в счастливом мире. Им запрещено покидать этот мир. «Береги братца, не ходи со двора». Запрет нарушается. Вследствие такого нарушения в сказку вступает Антагонист. Его роль – нарушить покой, вызвать беду, нанести ущерб. Сказка как правило не описывает мотив Антагониста – ясно, что такая напасть ждет каждого, сказки описывают всеобщие ситуации, и потому не толкуют мотивы отдельных персонажей. Антагонист наносит ущерб: змей похищает дочь царя, гуси похищают братца, старшие братья похищают невесту младшего и т. д. Герой должен компенсировать недостачу: вернуть невесту, добыть жар-птицу, коня, яйцо со смертью Кощея. Герой подвергается испытанию: три года служить, лечь с дочерью Яги, устеречь стадо кобылиц и т. д. Герой выдерживает или не выдерживает испытание (во втором случае оно предлагается снова), получает волшебное средство победить Антагониста, побеждает его, компенсирует недостачу. Герой становится царем или нет. Во втором случае, «жили они долго и счастливо».

Такие истории дают «уроки жизни» или, более точно, уроки прежних культурных конвенций. Поэтому они и попадают в учебники литературы. Пример: «Война и Мир» Л. Толстого.

2. Спор с судьбой, либо всеобщей, либо группы людей, либо индивида.

Это, неожиданно, довольно древняя фабула. Ее в европейской литературе первым использовал Гомер. Его «Илиада» описывает события Троянской войны, в которой мир людей и богов выглядит разделенным на две команды, а всеобщая судьба должна решиться в силовом противостоянии. Для современников Гомера это было новостью. До появления «Илиады» греки были чистыми фаталистами и поверили бы, скорее, в то, что раз Троя уже есть, то такова судьба, и что городу не суждено быть разрушенным. Трагедии Шекспира также описывают споры с судьбой, как и большая часть русской классики.

Примеры: «Гамлет», «Король Лир» У. Шекспира, «Анна Каренина», «Воскресенье» Л. Толстого.

Произведения, оспаривающие судьбу, предупреждают о том, что жизнь устроена неправильно.

Европейская литература развивалась по направлению к субъективному обогащению Героя. От сказочной фигуры, судьба которой предрешена, к личностям, наделенным ролями и ответственностью в обществе, от которого они в обмен получают права, к самостям, которые должны конкурировать за свои роли с целью получить свои права (как у Даниэля Дефо), и, в конце, к индивидуумам, которые противостоят обществу и могут создавать или “вырывать” свои права в борьбе (как у Джека Лондона), или которые проигрывают обществу в борьбе за свои права (как у Л. Толстого, Ф. Достоевского).

В американской культуре это развитие привело к появлению фабулы третьего типа. Её героям не нужно ни побеждать общество, ни проигрывать ему, так как само общество таким героям не нужно.

3. Выход из общества

Как правило, выход в некий тщательно разработанный другой мир, в зависимости от жанра. В фантастической по жанру литературе – это выход в мир магии, пси-явлений (как у К. Кастанеды или С. Кинга в «Необходимых вещах»).

Выход из общества, по моему скромному мнению, также составляет фабулу «Земли кочевников». Но в данном произведении другим миром выступают природа, пустыня, дорога.

У нас тема выхода из общества хорошо знакома любителям бардовской песни, хотя эта тема и не осознана именно как фабула.

«Нет мудрее и прекрасней средства от тревог,

Чем ночная песня шин,

Длинной-длинной серой ниткой стоптанных дорог

Штопаем ранения души». – Ю. Визбор

Но это то же самое, что в «Земле кочевников», у Кастанеды или в лучших произведениях Кинга.

 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic