e_milutin

Categories:

От Золушки прямо в ад к Обыкновенному Чуду

Оба произведения написаны одним автором, Евгением Шварцем, и оба были любимы благодарным народом. Пожалуй, сложно разглядеть в них тропу в преисподнюю.

Вообще, что является адом искусства?

Это когда искусство от лжи переходит к фальши.

Искусство творит вымышленную «реальность», которая становится правдой для зрителя при отсутствии в ней фальшивых нот.

Фальшивой нотой зачастую становится приближение искусства к реальности «как она есть». В «Золушке» Евгений Шварц такой ошибки избежал. 

Золушки не становятся принцессами, а тыквы – каретами. Но Золушкам хочется быть принцессами и ездить на балы не на тыквах. Желаемое и подано зрителю как реальность – на то и сказка. Шварц добавил к творчеству Шарля Перро собственный художественный прием, ставший его визитной карточкой. Его сказочные герои, оставаясь сказочными, копируют речь обыкновенных людей. Это создает второй план, придает произведению объем: «королевство маловато», говорит героиня, копируя властную домохозяйку.

Но художник избежал превращения сказочных персонажей на самом деле в домохозяек или партийных руководителей. «Какое сказочное свинство», - говорит в фильме король. И эту мысль карикатурным образом стали повторять пролеткультовцы. Они нахально набросились на Шварца и весь остальной творческий коллектив с позиций любимой теории карло-маркса:

«В образе Золушки я не обнаружил активной любви к труду, равно как не обнаружил традиционной обаятельности в других образах. Все остальные персонажи, окружающие Золушку, удивительно несимпатичные лица. Дегенеративен Гарин, который никак не вызывает симпатии, неприятен принц — рахитик с разжиженными мозгами». – Я. Б. Фрид

Однако Шварц пользовался покровительством А. Дымшица, который с одобрения Сталина нещадно выкорчевывал засидевшихся в теле Родины Швондеров (и издавал Есенина и Булгакова).

Так что Фриду просто отрезали голову (не до конца, поскольку и Сталин нуждался в запасных подлецах).

Что до «Золушки», то она делалась для показа побежденным народам: немцам, финнам, японцам, и везде имела успех, сопоставимый с эффектами других видов русского оружия. Американцы и англичане даже официально протестовали против демонстрации фильма в оккупированной Германии. (К вопросу о том, кому служат Швондеры на самом деле)

В 1954 году что-то уже пошло не так. Художник второстепенное, но удачное в «Золушке» решил перенести на первый план в «Обыкновенном Чуде».

«Среди действующих лиц нашей сказки, более близких к «обыкновенному», узнаете вы людей, которых приходится встречать достаточно часто. Например, король. Вы легко угадаете в нем обыкновенного квартирного деспота, хилого тирана…» - Евгений Шварц

В этом можно увидеть философию, но сказка исчезла.

Например, король, хлебающий щи, и вытирающий губы камзолом, получился слишком советским, слишком реальным типом. Помножим авторскую установку на талант Евгения Леонова: «Тиран, деспот». Но не король из сказки.

Или же волшебник. «Бородатый человек, огромного роста, широкоплечий, подметает комнату и разговаривает сам с собой во весь голос. Это хозяин усадьбы».

Х о з я й к а. Спасибо тебе за такую любовь. Открываю курятник, и вдруг - здравствуйте! У всех моих цыплят по четыре лапки...

Х о з я и н. Ну что ж тут обидного?

Пожалуй, того тут обидного, что городские сумасшедшие в свитерках, подражая О. Янковскому, очень скоро стали добавлять и отрывать лапки советским цыплятам на самом деле.

Опасное это дело, препарировать сказочные сюжеты. Счастливый конец делать несчастливым, а потом наоборот, возвращаться к счастью любви. Художник играл со смыслами, а люди и впрямь подумали. Их так научило советское искусство: можно, весело.

За это им отрезали голову. (Почти всем)   


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic