e_milutin

Categories:

Права ли российская оппозиция?

Как это обычно бывает, в споре охранителей и разрушителей нет ни капли исторической правды. Только неудаленные обрывки идеологических программ, фейки и оскорбления.

Между тем критерий истины существует. Историческая правда есть ни что иное, как соответствие поступков тех или иных индивидуумов или их объединений  текущей психоисторической тенденции.

Эту тенденцию можно описать как сумму энергий миллионов мышлений. Если кто-то знает, что такое энергия — я такому человеку завидую. А что такое мышление, и на какой энергии оно работает, неизвестно вообще никому. Однако, если мы спросим себя, сколько потребуется электричества, чтобы выполнить работу, аналогичную работе мышления в единицу времени, такой ответ получить можно. Соответственно, можно оценить и мощность психоисторической тенденции, а из этого легко перейти к анализу исторической правоты/неправоты отдельных социальных групп, и к оценкам политических перспектив.

В 2014 году возможности мышления были исследованы с помощью суперкомпьютера компании Fujitsu (“K Computer”). “K” – был одним из самых мощных суперкомпьютеров в мире на момент эксперимента. Его производительность составляла 10, 5 петафлопс. Это означает, что “K” работал в 440 000 раз быстрее, чем iPhone 5. Чтобы симулировать 1 секунду работы 1 (одного) мыслящего сознания японская супермашина потратила 40 минут, в течение которых она потребляла мощность небольшой электростанции (12,6 МВт).

Соответственно, чтобы оценить энергетическую мощность 1 секунды российской истории, потребуется умножить 12, 6 МВт на 146 804 372 (численность населения России). И этого хватит лишь для симуляции потока истории с машинной скоростью в 2400 раз меньшей реальной скорости мыслящей среды.

Достаточно внушительная получается энергетика, чтобы усомниться в нашей материальной способности «подвинуть историю».

Второй вопрос: каково главное противоречие истории России, с которым не смогли бы справиться все её электростанции?

Это несоответствие производительности сельского хозяйства Русской равнины (плохие почвы и климат) потребностям конкуренции с цивилизациями Запада и Востока, способными производить намного больше продовольствия. В период складывания русской цивилизации мы имели сам-3, Запад — сам-5/6, а Китай или Индия — сам-20.

Большее производство продовольствия означает и доступность большего отвлечение населения на цели, не связанные с его производством.

В качестве примера можно сослаться на данные о потреблении основных продуктов питания населением России в 1913 году, который был самым урожайным для нас годом в XX веке, когда сельское хозяйство все еще обходилось без удобрений, генетики и машин.

Это картина всеобщего недоедания, рахита, ранней смертности. В то же время, это картина технической отсталости. Стране нужны доктора, но их невозможно прокормить. Нужны машины, но нет достаточного количества инженеров и рабочих в городах. Вдобавок и сама деревня выбрасывала из себя миллионы жителей, которым не хватало пищи. В годы первой мировой войны, когда город забрал у деревни и мужчин, началось повальное бегство крестьянок. Только в одном из десятков тысяч публичных домов в столицах служило полтысячи проституток. Это также картина полицейского произвола, который всегда стимулируется желанием властей забрать у низов не только излишки, которые они сами потребить не могут, но и необходимое.

Не нужно строить иллюзии. Не только глупые, преступные или вынужденные войны, или желание верхов обогатиться еще больше, но любые крупные повороты политики на благо развития страны означали в России гибель миллионов от голода, или социальную гибель. Живым товаром торговали не только члены царской элиты, но и советский Торгсин — как раз в период коллективизации/индустриализации.

Не нужно, думаю, доказывать, что при советской власти и полицейский произвол достиг невиданных высот.

Но в сегодняшней России мы имеем кардинально иную ситуацию с продовольственным обеспечением и народа, и власти, и развития. Жестокость государства, помноженная на талант науки к 1970-м гг. впервые в русской истории сделали ненужным полицейское насилие, гигантский аппарат слежки и администрирования. Это и есть объективная психоисторическая тенденция потенциальной предельной мощностью 1 849 735 087,2 МВт в секунду.

В сущности, все политические явления последнего 50-летия русской истории, включая, конечно, и вчерашние выступления оппозиции по всей стране, сводятся к борьбе за эту мощность. Оппозиция может совершать любые глупости, но пока она выступает против аппарата насилия — потребность в котором общество уже исчерпало — оппозиции будет помогать растущая энергия психоистории. Охранители могут действовать и на пятерку, но охранять самих себя от нарастающего итога истории им будет все сложнее. Разве что всех, кто не на их стороне, сделать тоже ОМОНовцами. Но разве есть такая ресурсная возможность?


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic