e_milutin

Categories:

Бехтеревка: всеединство науки и общественной жизни николаевской России

Оптимистическое всеединство городской жизни – яркая черта предреволюционной повседневности. Например, в Петербурге рабочие и профессорские семьи зачастую жили в одних и тех же доходных домах, хотя, конечно, по-разному. Вторые – в многокомнатных квартирах. Но отдельных городских зон для интеллигенции не было.

Другой стороной всеединства было взаимопроникновение муз. В эти годы Питирим Сорокин провозглашает пульсацию трех типов культур (чувственной, рациональной и интуитивной) в качестве модели исторического процесса. С ним спорит очень либеральный красный профессор Психоневрологического института Михаил Рейснер. Сорокин – правый эсер. За спором наблюдает дочь Рейснера Лариса: «Между прочим, Сорокин выпустил свою первую книгу…»

Лариса, по выражению одного знавшего её писателя, «маленькое солнце», вокруг которого вращались гении Владимира Бехтерева, Питирима Сорокина, Николая Гумилева, Леонида Андреева, раньше или позже ее студенческих лет – Либкнехты, Бебели, матросы Волжской флотилии, агенты Коминтерна и рабочие восставшего Гамбурга.

В этом всеединстве очень сложно проводить привычные разделения: скажем, конькобежцы и авиатриссы направо, а пролетариат налево.

Владимир Бехтерев мог читать лекции по психологии почти в религиозных терминах:

«Человеческая личность продолжает свое существование во всех тех существах, которые с ней хотя бы косвенно соприкасались, и таким образом живет в их потомстве как бы разлитою… Поэтому все то, что мы называем подвигом, и все то, что мы называем преступлением, непременно оставляет по себе определенный след в общественной жизни».

Институт, создавший, не без участия Ленина, выславшего его профессоров из России, американские школы психологии и социологии, был закрыт полицией за три дня до Февральской революции. Всеединство и взаимопроникновение охранников и большевиков также вещь изумительная.

 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic